ПУТЬ КАРАТЭ КИОКУШИНКАЙ

Ояма Масутатсу

 

 

ПУТЬ КАРАТЭ КИОКУШИНКАЙ

 

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

Каратэ уже завоевало сердца молодых людей во всем мире. Они обратились к каратэ в надежде реализовать мечту, свойственную всем людям, по крайней мере всем мужчинам — стать сильными. В век ядерной войны, электронной техники и войн, когда истекают кровью малые народы за интересы крупных держав, человечество смотрит на всякого рода конфликты с подозрением.. В двадцатом столетии они могут привести к применению оружия, имеющему слишком большие последствия, после двух мировых войн третья угрожает истреблением всему животному и растительному миру на земле. Естественно, что в век переорганизации молодежь должна обратиться к рациональному, эффективному, овеянному тайной военному искусству Востока. Кроме того, люди обращаются к каратэ, чтобы как-то противостоять многочисленным организациям. Сегодня крупные организации определяют судьбу всего человечества: все вершат могущественные державы. Неудивительно, что при таких условиях люди начинают заниматься каратэ для сохранения в какой-то мере достоинства отдельного человека.

Более десятка книг, написанных мною за последние тридцать лет, посвящены технике каратэ и укреплению тела. Но так как техника и духовная тренировка являются необходимыми для достижения действительной силы, я затронул эти аспекты и вопросы морали. Правда, я не могу отделаться от мысли о том, что читатели книг с технической ориентацией не поймут полностью, что я хотел сказать.

Я начал свои занятия с так называемых Восемнадцати приемов и системы шакурики, но вскоре обнаружил, что достижение только физической силы подобно попытке изваять статую Будды, не вкладывая душу в этот труд. В годы, когда я полностью посвятил себя каратэ и тренировочному залу, я часто задавал себе вопрос и серьезно размышлял о себе и методе, которому я обучал других. Размышления были обращены, естественно, и к истокам человеческого горя.

Каковы же основные причины страданий в человеческой жизни? Смерть родителей, братьев, сестер, детей и других родственников или друзей; трагическая судьба насильственного разделения нации, потеря любимого или любимой — все это является причиной невыносимых страданий. Но психологическим источником страдания, которое вызывает не меньше мучений и боли, чем физические недуги, являются бессознательное горе в связи с утратой любимого человека, а также предательство среди друзей, предательство учителем ученика или наоборот.

История предательства Юлия Цезаря его любимым другом и возможным преемником известна каждому. Когда убийцы обнажили клинки против великого диктатора, он же пытался защитить себя и отражал нападение до тех пор, пока не увидел среди них Брута. В его последних словах “И ты Брут” выражено глубокое горе овладевшее им, когда он увидел, что предан человеком, которого любил и защищал.

Я нишу об этом, ибо не исключено, что много подобных Бруту встречается среди людей, которых я обучал приемам и духу каратэ. Несомненно, я должен спросить себя, почему я любил и обучал такого человека методам защиты, каратэ. Вполне вероятно, что я смог бы уничтожить этого человека. Но вполне возможно, что я бы ничего не сделал, а только глубоко опечалился. Бесполезно преследовать человека, который уже убежал и что хорошего в убийстве человека?

Но если те, кого предали, страдают, то и предавший редко чувствует себя хорошо. Брут и его сподвижники окончили жизнь самоубийством в бесславии. Предатели обычно теряют своих друзей. Я знаю несколько примеров, когда такое случалось. Часто предательство совершается ради денег или славы. Люди, которые обнаруживают это, обычно отворачиваются от предателя, который, возможно, будет предан своими товарищами. В истории Японии имеется много примеров, подтверждающих эту печальную истину.

Полководец XYI века Ода Нобунаго был предан одним из своих друзей Акечи Минухидзе, которому нанес поражение более известный полководец Тойотоми Хидэеси и который, в конце концов, был убит крестьянином. Самоубийство Иуды Искариота является другим ярким примером. Много подобных случаев и в истории Китая. Так, Чао Као, главный евнух первого императора династии Цинь (3-й век до н. э.) был вероломным человеком, который связывался с любым, отвечающим его целям. Он был организатором убийства наследника трона, но позднее был казнен но приказу правительства. Его заставили самому себе выкопать могилу.

Дело в том, что все мы живем в обществе, связанном взаимными психологическими узами. Возмездие, часто духовное или выраженное социальным осуждением, неизбежно падет на человека, предавшего группу, с которой ему предназначалось жить. Одной из самых трудных задач, с которыми сталкивается человек, является выбор товарищей, которые не предадут. В равной мере трудным является и сдерживание мыслей о предательстве своих товарищей. Социальная кара настигает человека, предавшего свою группу.

И так как наказание отмерено, уже поздно изменить ситуацию. Это означает, что в выборе друзей надо быть очень осторожным.

Раньше я тренировался один в горах. Я часто следовал по пути одиночества и был заклеймен как еретик представителями других школ каратэ. Но со временем я понял, что человек должен жить в тесном контакте с другими. И когда увидел, что мое направление каратэ лежит в тесном контакте с людьми — многие сомнения, терзавшие меня, рассеялись.

Я был счастлив со многими друзьями и учениками.

У меня были и неудачные отношения. Но сейчас, обращаясь к прошлому, я понимаю, что большему научился от плохих друзей, чем от хороших. Горести и страдания были испытанием, ниспосланным мне Свыше, чтобы совершенствовать и укреплять меня. Они вызывали более сильную боль, чем удары, наносимые моими противниками по каратэ.

Я предлагаю философию, разработанную мною на основе личного опыта, в надежде, что она поможет читателям избежать некоторых неприятных моментов, с которыми я сталкивался, и в то же время помочь им понять те вещи, которые имели для меня огромное значение.

 

СТРЕМЛЕНИЯ

 

Когда, я был маленьким, нас учили жить так, чтобы нам никогда не было стыдно перед семьей, учителями и друзьями. Мы учили наизусть китайское стихотворение, в котором говорилось: “Если человек покидает дом со стремлениями, он не должен возвращаться без их исполнения даже после смерти; на жизненном пути человека повсюду есть зеленые холмы для могил”.

Сейчас таким вещам не учат, и интересно, что юноши делают без такого руководства. Может ли современное воспитание, основанное в слишком большой мере на равноправии и не воспитывает духовно, помочь подросткам найти цель и определить, кем они хотят стать.

Конечно, в обществе, где царит благодатный мир, такое воспитание может быть достаточным: молодой человек с препятствиями не сталкивается. Он может найти работу, жениться и создать семью.

Но действительно ли этого достаточно? Существует ли человеческая жизнь без удовлетворения идеалов? По-моему, такая жизнь в сущности бесполезна. Это легкий путь, когда всегда имеешь то, что хочешь. Это путь к падению. Жизнь человека обретает славу и силу тогда, когда она шлифуется в процессе преодоления трудностей.

Человек достигает совершеннолетия, используя свою внутреннюю жизненную силу. В какое-то время, обычно в юности в пору полового созревания, из-за боязни и недостатка опыта, подросток начинает беспокоиться об отличительных качествах своей личности.

Он обнаруживает, что у него появились собственные идеалы и, вполне вероятно, что он выбирает кого-то, кто отвечает этим идеалам. Его захватывает этот человек, и он изо всех сил старается превзойти его. Появляется осознанное желание двигаться к намеченной цели. Осознанность желания, полная преданность поставленной цели и виды на будущее своей жизни — вот что подразумевают под стремлениями. Однако следует иметь в виду, что этим словом я выражаю нечто всепоглощающее и психологическое. В этом смысле стремления полностью отличаются от боготворения героя, в которое впадают некоторые подростки.

Я должен упомянуть здесь о чувстве пристойности и стыда, имевшем раньше большое значение. Для этого я обращаюсь, к примеру, взятому из моей жизни, когда я был очень молод. В девять лет я обучался Восемнадцати приемам (шакурики) у некоего мистера Юи.

Я был силен, как никто в классе, и даже ребята на пять-шесть лет старше боялись меня. Но спустя два года мистер Юи покинул ферму моей сестры, где он работал, и я, огорченный из-за его ухода, начал затевать потасовки с другими мальчиками, стал гордецом и задавакой.

Однажды, когда мне было 11 или 12 лет, я играл в войну с соседскими ребятами. Случилось так, что брошенный мною камень оцарапал ногу проходившей мимо девушки. Она была самой красивой в нашей деревне и, когда она начала бранить меня: “Не бросай камнями, попадешь в, кого-нибудь!” — проявился мой злобный характер. Я был слишком молод, чтобы испытывать физическое влечение к девушке, но она была так красива, что мои братья и другие ребята часто указывали на нее пальцами и шептались о ней. Она пошла своей дорогой, а я последовал за ней, изображая из себя клоуна. Внезапно я обхватил ее сзади руками и повалил на землю. Она вскрикнула в испуге, мои друзья бешено захлопали в ладони. Несмотря на аплодисменты, я, хотя и ребенок, покраснел и убежал, как испуганный кролик.

Окончилось это наказанием более худшим, чем я ожидал. Мой отец узнал о случившемся от матери девушки. В тот вечер он сильно ударил меня по голове своей длинной медной трубкой. Он скрутил мне руки, дал пинка и закрыл меня в сарае. И я понял сразу, хотя ничего не знал о половых отношениях, что была связь между моим проступком и жестокостью наказания. Мой отец кричал на меня: “Разве можно играть с девушками в твоем возрасте? Подонок вроде тебя не достигнет ничего хорошего!..”

Когда я лежал в сарае, слова отца дошли до меня. Хотя я не кричал, когда он толкал и пинал меня, теперь же в темноте горько плакал. Я решил стать таким, что мой отец никогда не услышит на меня жалоб. Не удары отца или другое наказание причинили мне боль, а позор, который испытал из-за меня отец; И когда я решил, что стану личностью, за которую никогда не придется испытывать стыда, слезы мои высохли. Но я снова расплакался, когда пришла моя мать, чтобы выпустить меня. Она сказала, что я стал слишком взрослым, чтобы позволять себе подобные выходки, и что я и в дальнейшем буду позорить себя, если не буду лучше относиться к учебе. Ее проникновенные слова произвели на меня глубокое впечатление.

И впоследствии, пусть я и не стал отличником, я стал проявлять большой интерес к чтению. Позднее, когда я посвятил себя каратэ, книги стали для меня огромной поддержкой и источником вдохновения. Чтение хороших книг породило светлые идеалы и стремления и привело к тому, что у меня появились верные друзья. Конечно, в жизни книги — это еще не все, но из них можно многое почерпнуть, особенно людям, подобным мне, которые стремились принести пользу своей деятельностью.

Помню, что в юности на меня оказала сильное влияние, и в равной степени на других почитателей этого автора, биография прусского канцлера Германской Империи Отто фон Бисмарка (1815-1898), написанная японским биографом Юсуке Цуруми. Подчеркиваю, что эта книга и другая, о Бенджамине Дисраэли, знаменитом премьер-министре, так повлияли на меня, что иногда я потихоньку плакал, думая об этих великих людях. Известно, что Бисмарк, родившийся в семье военного, землевладельца, принадлежащего к привилегированному классу юнкеров, стал канцлером и другом кайзера Вильгельма и с энергией локомотива в короткий срок, в два-три года, объединил Германию, сделав ее мощной державой, способной управлять большей частью Европы. Замечание Бисмарка о том, что все проблемы Германии можно решить посредством крови и железа, колоколом звенело в моих ушах.

Я решил стать Бисмарком Востока. Конечно, я хотел быть сильным и в каратэ, но решение полностью посвятить себя каратэ пришло позднее. Бисмарк остался для меня привлекательной личностью. Быть похожим на него было стремлением моей юности.

В связи с этим я должен внести ясность в природу моего стремления. Я не чувствую, что высокие стремления обязательно связаны со славой или честолюбием. Слава Бисмарка и его успехи несомненны. Но тем, что побуждало меня и заставляло гореть мой разум, были его неоспоримая верность идеалам и широкая разносторонняя деятельность. Желание стать богатым и известным является честолюбием, оно ниже стремления стоять на более высоком, более человечном духовном уровне. В трудах Конфуция сказано, что человек с патриотическими устремлениями к идеальному и совершенному не делает ничего против этого качества, а лишь желает посвятить этому свою жизнь.

Это указывает на то, что стремления должны быть чистыми и свободными от эгоизма. Это не имеет ничего общего с низменными желаниями богатства, удовольствия и популярности. Но действительно патриотическим человеком является тот, кто на основе сильного желания, исходящего из глубины души, стремится к настоящей честности. Стремления такого человека борются против поверхностных желаний и направлены на контроль страсти. Оглядываясь назад, я вижу, что иногда поддавался поверхностным желаниям. Но я никогда не оставлял полностью свои устремления. Я сохранил их потому, что способен был испытывать стыд за свою дерзость, слабости и халатность. Поднимаясь из глубины души, стремления являются духовными требованиями, которые пронизывают всю жизнь человека и делают возможным жертвы души ради них.

С желанием стать Бисмарком Востока я покинул дом в возрасте тринадцати лет и направился в Токио. Я поступил в авиационную школу в тот момент, когда Япония была на грани вступления во Вторую мировую войну, и решил посвятить себя службе в авиации. Это согласовывалось с моим желанием стать похожим на Бисмарка, так как он сам был настоящим патриотом.

Во время службы я продолжал заниматься каратэ. Достиг степени шодан в пятнадцать лет и второго дана в восемнадцать. Затем я добровольно вызвался для выполнения особого задания. Это означало, что я буквально торопился в мир иной. Но состоялась Потсдамская конференция и по имперскому радио объявили о капитуляции. Я плакал. Страна, ради которой я хотел пожертвовать жизнью, потерпела поражение, прежде, чем я успел осуществить свое желание.

Я не сожалею о своей юности. Рад, что у меня было то, что я любил всем существом. Сожалею о молодых людях, у которых нет того, за что можно рисковать собой. Теперь многие люди не знают, что им делать со своей драгоценной юностью, и отдаются удовлетворению низменных желаний. Личность без стремления подобна кораблю без руля или лошади без узды. В нашем обществе много таких людей.

В смятениях и трудностях первых лет после войны я тоже был психологически растерянным. Но я решил посвятить себя воинскому искусству и походить на великого Миямото Мусаси (1584 — 1645). Когда мое тело и разум вновь находились в хорошем состоянии, я ощутил, что мои стремления были сильными, как никогда. Однажды я сидел на сосновом пне на утесе и смотрел на необъятный простор Тихого океана и вдруг обнаружил, что согласен с Конфуцием: “Тот, кто чист телом, подобен богу силы, энергии”.

Стремления придают жизни согласованный порядок. И люди, разделяющие высокие стремления, разделяют и истинную дружбу. Большинство моих друзей имеют одну отличительную особенность: они обладают широкими великодушными качествами. Они страдают из-за меркантильности современного японского общества. Они заблуждаются потому, что хотят расправить крылья, им не нравится досаждать незначительными предложениями. Их цели обширны. Как китайского дракона, их трудно поразить. Все они руководствуются духовными основами и высокими стремлениями. И я полагаю, они поясняют истину, что чем возвышеннее стремления человека, тем значительнее и выше он сам.

Фортуна улыбается тем, у кого есть стремление и характер. У такого человека определенно хорошие друзья. Никогда не заблуждаясь, он обнаружит, что его стремления придают ему мужество, которое развивает разум и тело. Все эти черты поставят его в такое положение, когда он сможет повести за собой других людей и не допустит, чтобы они заблуждались.

Человек без стремления не может стать другом того, у кого они есть. Сегодня отсутствие стремлений у личности означает отсутствие друзей, одиночество и неуверенность. Такое положение может привести только к несчастью.

В книге о Хойо Соуне (1432 — 1519), видном полководце Японии, встречается замечание о том, что друзья, которые приводят кого-то к душевному разладу, к падению, не являются настоящими друзьями, и что настоящих друзей надо искать среди познанных.

 

УСЕРДИЕ

 

Если бы меня спросили, чему должен уделять человек большую часть времени, я бы ответил — тренировке. Тренируйтесь больше, чем спите. Независимо от того, какую цель вы преследуете, вы не пожалеете, если будете следовать этому жесткому правилу. В человеческом обществе — единственных существ на земле, которые осознают свое существование — величайшая награда определяется достигнутыми способностями. Люди, в сущности, способны на безграничное совершенствование и подвиг. Успех зависит от цели и усердия. Человек с возвышенными целями, но ленивый, занят ничем иным, как позерством. Его намерения являются простым проявлением и могут быть вызваны желанием славы и богатства. Действительно возвышенные цели ведут к состоянию, положению, в котором человеку не надо ничего стыдиться. Такой человек никогда не упустит свой момент. Конечно, важна также и природа, сущность целей. Если человек имеет поставленные цели, но сам нерадив, беспечен и ветрен, то эти цели не являются, как он думает, духовно значимыми, и он не овладеет методом тренировки, который может ему помочь в их достижении.

Я являюсь очень энергичной личностью. Возможно, это и явилось причиной того, что в возрасте 13 — 14 лет я занимался каратэ усерднее, чем кто-либо другой. Этим можно объяснить то, что я достиг степени Шодан в 15 лет и второго дана в 18 лет. Я был маленьким, как ребенок, но вес мой увеличивался по мере занятий каратэ. Наконец мой рост достиг 175 см, и я считал его в то время очень высоким. Но молодые люди сегодня растут быстрее и выше. Среди воспитанников нашего зала (школы) мой рост является средним. Подозреваю, что я остался бы коротышкой, если бы не стал заниматься каратэ. В этом и других аспектах жизни меня вдохновляло желание стать таким же сильным и храбрым, как знаменитый самурай Миямото Мусаси. Однако я не приняв решения полностью посвятить себя каратэ, пока мне не исполнилось 20 лет.

Когда я покинул дом, чтобы учиться в Токио, я должен был зарабатывать, чтобы платить за обучение. Так как я продолжал усердно заниматься каратэ, я не мог обойтись без достаточного питания и решил работать в студенческой столовой, где мог бы усиленно питаться.

Мне всегда нравилась чистота и я питал отвращение даже к малейшей грязи. Я не чувствовал облегчения до тех пор, пока все вокруг меня не было в порядке. Мне не нравится неопределенность и бесцельность даже в отношениях с другими людьми.

Я усердно трудился в возрасте 15 — 16 лет. Думаю, что сегодня владелец небольшого или среднего предприятия был бы счастлив платить мне вдвое больше обычного за работу, которую я выполнял. С пяти утра до восьми вечера мой день был заполнен учебой, тренировкой и работой в обеденном зале, где я старался работать за двоих или троих потому, что я был благодарен за работу человеку, нанявшему меня. Тучный, сорока с лишним лет — мой хозяин, любил повторять, что никогда не видел, чтобы кто-то так старательно работал, как я. “Ты собираешься достичь многого, Ояма”, — говорил он.

Когда я поступил на работу, столовая была грязная. Но в короткий срок я заставил ее блестеть, выскребая и вытирая все: столы, стулья, ступени, потолок, каждый изгиб и трещину, даже кромки стаканов. Я убирал помещение, где жил хозяин, его семья и другие рабочие, включая туалеты. Однажды я переусердствовал на кухне. Будучи новичком, я вычистил все горшки и сковородки порошком. Не зная, что повару нравится видеть свои сковородки покрытыми черным маслом, я отполировал их до серебряного блеска. Шеф-повар был так возмущен, что когда увидел их, дал мне сковородкой хороший подзатыльник. После этого у нас сложились добрые отношения. Я часто помогал ему в приготовлении пищи и, наконец, хозяин спросил меня, не хотел бы я заняться этим делом.

У меня не было желания работать в столовой, но я наверняка уверен в том. что этот вид трудоемкой и даже физически жестокой работы определенно поставил бы меня па должное место. Я бы сделал в десять раз больше, чем в обеденном зале, если, хотел стать Бисмарком Востока.

После войны, полностью посвятив себя каратэ, я следовал тем же курсом огромного усердия. Тренировало, не двенадцать часов в день, с 6 утра до 7 вечера, останавливаясь, чтобы только поесть. Прямо или косвенно я тренировал десятки-сотни тысяч каратистов, не зная ни одного, кто бы тренировался так же усердно, как я. Те, о ком говорили как об усердных, не уделяли занятиям и половины, даже трети моего времени.

Но здесь необходимо объяснить события, приведшие меня к тому, что я полностью посвятил себя каратэ. В первые месяцы после войны была такая нехватка продовольствия и других товаров, какую молодым людям сегодня даже трудно представить. Казалось, что все пришло в упадок и, для того чтобы иметь достаточно денег, продуктов и даже женщину, лучше всего было присоединиться к какой-нибудь банде. Иллюзии о защите нации, ради которой я готов был отдать жизнь, рассеялись, и я находился в состоянии отчаяния.

, Но у меня был четвертый дан в каратэ. Люди с моей ловкостью и силой очень ценились как телохранители. Я решил присоединиться к одной из банд. Но я не гордился таким выбором. Живя только для себя и довольно роскошно, я оставался мрачным и угрюмым. Не испытывая счастья, я предавался удовольствиям. Я был победителем, но сердце мое оставалось пустым и я испытывал чувство горечи.

Наконец, после того как я побил несколько американских солдат, меня приговорили к пожизненному тюремному заключению по приговору генерального штаба оккупационных войск. Моя жестокость была актом негодования против поражения Японии. Я хотел показать, что по крайней мере мне не пришлось капитулировать перед американцами. Но, тем не менее, я подвергался уголовному наказанию. Я был преступником. Мысль эта была невыносимой, хотя нечто подобное я испытывал и раньше.

Позже, работая землекопом на строительстве аэродрома, недалеко от Токио, я ударил старшего офицера и был взят под стражу. Должен заметить, что, будучи беспокойным по натуре, я всегда попадал в разные истории. Но в последнем случае я был оправдан. Старший офицер сказал то, чего ему не следовало бы говорить, и, хотя военный трибунал вынес мне приговор, другие офицеры и солдаты были на моей стороне.

Только я сам мог наказать себя за преступление и за сознание собственного падения после того, как был посажен в тюрьму. Я спрашивал себя, что точит мое сердце. Где мои японские стремления стать выдающейся личностью, которой бы не пришлось испытать чувство, подобное тому, когда мой отец связал и запер меня в сарае. В ночной тишине я еще слышал его слова: “Ничего хорошего не выйдет из этого ребенка!”

Примерно в это время мне попалась биография Миямото Мусаси, написанная Ейи Иотикавой. Я еще раньше прочитал и полюбил эту книгу и всегда жизнь великого самурая была для меня примером. Но после прочтения этой книги в тюрьме она поразила меня еще больше, чем прежде, и заставила задуматься о моем жизненном пути, заставляет задумываться и сейчас.

В одной из сцен в этой книге Такуан Сехо отвлек Мусаси от тренировки под старым кедром и сказал, что молодому человеку следует отдавать свои силы на пользу другим, людям, если уж не для всего народа. Он сказал, что, будучи рожденным человеком, надо стыдиться жить подобно дикому зверю. И в связи с этим Мусаси изменил образ жизни.

В тюрьме я полностью осознал, что должен был испытать Мусаси. Я придавал особое значение его положению и плакал, перечитывая страницу за страницей. Я был заключенным. Ему был двадцать один год, мне — двадцать четыре. Снова и снова я плакал, думая о писателе Ейи Йотикава, с которым я не встречался, но который сделал для меня то, что Такуан сделал для Миямото Мусаси. В словах Такуана я слышал Йотикаву, говорящего мне: “Используй свою силу на благо других людей”.

После поражения Японии я потерял свои патриотические стремления, которыми руководствовался. После войны, в тюрьме я пришел к мысли, что эти цели все еще составляют гордость моего существования. Я видел, что эти цели должны быть как можно выше и значительней. И я осознал, что упорство и продвижение шаг за шагом являются единственным путем для достижения цели по избранному пути.

Но вопрос заключался в том, что я не выбрал еще пути. Патриотические чувства, которые я потерял в момент поражения Японии, были искренни. Но теперь для военной карьеры путь был закрыт, а у меня не было другого пути.

Иногда способные, трудолюбивые, искренние молодые люди не добиваются успеха. В моей практике обучения молодежи каратэ я пришел к выводу, что именно отсутствие четко выбранного пути в жизни часто является причиной такого крушения надежд. Если человек выбрал два или три пути, даже если бы он мог иметь успех в любом из них, он снижает свои возможности в каждом и теряет к ним интерес, переключаясь на другое. Такие люди становятся многосторонне развитыми, но не достигают глубины. Важно выбрать один путь. Широта важна в жизни. Но истинное движение по одному пути также жизненно важно. Один, в тюрьме, где я редко мог общаться с людьми, я увидел луч надежды. Стоя у решетки окна, я дал клятву, что если буду свободен, посвящу себя сердцем выбранному пути — каратэ.

Пусть Япония проиграла войну, но гордость Японии, ценность воинского искусства оставались незавоеванными. Я в долгу перед теми, кто погиб в борьбе, чтобы сохранить этот дух.

Хотя в то время я любил одну женщину, освободившись, я сразу направился в горы, где полтора года усиленно тренировался каратэ. И именно с этого времени я следовал по избранному пути — пути каратэ — шаг за шагом, но с полной уверенностью.

В кино и на телевидении боец — герой всегда в самый решительный момент побеждал своего соперника. Но этот миг является лишь результатом долгого, неизвестного, невидимого курса тренировки. Тренировка является чем-то самоотверженным, продолжающимся часами каждый день. Кое-кто настолько поглощен тренировкой, что не замечает, как летит время. С утра тренировка начинается и вдруг — уже ночь.

Чтобы тренироваться таким образом, человеку необходимо забросить обычные удовольствия и отдых. У него должно быть сильное чувство самоотречения, осознание цели, которая поможет ему в преодолении соблазнов. В предисловии к биографии Миямото Мусаси Ейи Йотикава говорит, что Мусаси постоянно боролся с инстинктивными страданиями, переживаниями. Мир, в котором мы живем, является миром безграничного, неизбежного страдания. Истинная душа Миямото была подобна одному хрупкому клинку. Мудрость, которую он искал в поединке, была путем Будды. Под инстинктивными страданиями Йотикава имел в виду желания плоти, которым врожденно подвергнуты все человеческие существа. Неважно, насколько предан идее человек, — инстинктивный соблазн очень велик. Когда кто-то находится вдалеке, его сердце стремится к обществу. Отсутствие собеседника является самым болезненным переживанием, которое когда-либо приходится испытывать человеку. Но тренировка в борьбе с таким искушением неминуемо дает положительные результаты.

Я не говорю, что молодые люди должны уединяться в отдалении и посвящать себя исключительно каратэ. Это переутомляет тело и заставляет занимающегося все забросить. Человек — стадное, общительное существо. Я не признаю обоснованность существования изолированно от окружающего мира. Тем не менее, если курс тренировки в одиночку приводит к совершенству, он дает занимающемуся гарантию, уверенность для преодоления трудности. Тренироваться можно и далеко в горах и в центре города. Человек, чей разум горит желанием научиться всему в выбранном пути, будет посвящать любую возможную минуту, день — занятиям, тренировке.

Но такая полная отрешенность иногда создает людям странную репутацию. Ньютон считался странным потому, что, поглощенный своими исследованиями, он забывал проеду и сон, клал свои часы в кувшин, пытался съесть яйцо, думая, что оно сварено, хотя только что взял его в руки. Японский ученый Хидейо Ногути дни и ночи проводил в лаборатории и держал при себе белую мышь, с которой часто разговаривал. Как и многие открыватели и изобретатели, он считался сумасшедшим. И меня считали странным, когда я спустился с гор после тренировки. Дети указывали на меня пальцами и кричали, что я помешанный.

Многие друзья оставили меня. Они говорили: “Что за идея быть там, в горах, и тренироваться изо дня в день? Можно было бы понять, если бы он открыл тренировочный зал и набрал учеников. Но какая же цель в том, что не npинесло ему ни цента?”

Известный священник Даген учения Дзен (1200 — 1293) защищал искренность, она была ключом в активной тренировке. Без отдыха я был в движении целый день и обычно находился в состоянии восторга от того, что делал. Люди наверняка думали, что я сумасшедший. Иногда я одержимо тренировался весь день, живя на деньги, зарабатываемые моей любимой. Затем я исчез на год и не посылал ей даже открытки. Я написал 12 лозунгов, которые тогда не показывал даже своим ученикам. Этот является вторым: “Изучение воинского искусства подобно восхождению на скалу, продолжай путь вперед без отдыха. Отдых непозволителен, так как он является причиной отступления от достигнутого. Стойкость день ото дня совершенствует приемы, а отдых, даже однодневный, вызывает ошибки.

Этого и надо избегать. Надо стараться каждый день расширять свои возможности. Занимайтесь больше, чем вчера. Устанавливайте рекорды. И если границы кажутся непреодолимыми, старайтесь всем своим существом преодолеть их. И после преодоления плоти духовная и физическая сила укрепится в вас. Вы станете новой, иной личностью. Всегда помните, что страдания в преодолении границ возможного придают новую силу. Тренировка, проводимая по одному методу и в равной нагрузке, является не более, чем гимнастикой. Изучение истинного воинского пути не происходит с простотой устного объяснения. Важность в том, что надо всегда двигаться вперед, шаг за шагом.

Человек, который следует по этому пути, обнаруживает однажды, что он сильнее, мощнее, более скор и более искусен в приемах, чем думал. Противник, выглядевший ранее большим и сильным, теперь кажется маленьким и слабым. Тот, кто работает впятеро, вдесятеро больше среднего, будет выдающимся через пару лет.

Но самоудовлетворенность, даже в значительном успехе, указывает на низкие цели. Хорошие результаты — только миг. После каждого триумфа нужно завоевывать новые вершины. Окончательная цель — просветление. Слава и победы над сильным противником являются только вехами в пути.

 

СМЕЛОСТЬ

 

Меня часто спрашивают, где человек находит смелость, которая необходима для поединка и вообще для жизни. Несомненно, люди думают, что я преисполнен храбростью, так как в разное время находился в опасных ситуациях, когда мгновение решало вопрос жизни и смерти. Да, я сталкивался с различными ситуациями в жизни. Я показывал львиную храбрость. Каждый проходит через страх и смелость. Все зависит от индивидуального, духовного состояния и обстоятельств.

Тем не менее, смелость является значительным фактором. Никому не нравится быть трусом, и я уверен, что даже женщины, как и мужчины, хотят всегда быть доблестными. Самый скорый метод в достижении смелости — это следовать выбранному пути и быть готовым лишиться жизни ради справедливости. Человеку, идущему по этому пути и не беспокоящемуся о своей славе и судьбе, нечего бояться. Я уже выделил строки, где говорится, что человеку не нужно ничего бояться, если его дух не затуманен, если нет причин для стыда и если у него нет сомнений в правильности выбранного пути. Такой человек уже отдал свою жизнь служению другим и, следовательно, готов стать перед лицом любой опасности со всей твердостью.

Сократ поясняет мой пример. Он первым создал себе славу храброго, когда его армия и армия врага остановились на отдых недалеко друг от друга. Сократ подошел к линии врага, хладнокровно выясняя ситуацию, повернулся и бесстрашно пошел назад. Будучи патриотом, он отказался бежать из тюрьмы, потому что это противоречило афинским законам. Наконец, с решительной смелостью он принял яд, указанный приговором. Человек глубокой справедливости, обвиненный в ложности своей философии, Сократ не знал страха. Подобная убежденность и преданность справедливости может помочь всем нам смело преодолевать большие и малые неприятности в жизни.

Миямото Мусаси говорил, что он не сожалеет о содеянном. Если вы уверены в своих словах, стремлениях, мыслях и действиях и делаете все, что в ваших силах, вам не нужно будет сожалеть о результатах.

Победа над страхом и малодушием является решающим моментом для человека, который, не жалея усилий, надеется, что все будет преодолено, как только он захочет этого.

Помню, как я, будучи в США, ужаснулся от результата поединка. Мои противники были знаменитыми боксерами тяжеловесами, чьи удары были смертельными и сила их грозила разбить мне голову или сломать шею. В Америке все — бизнес. Наградой за поединок было 5000 долларов, и боксеры жаждали увеличить свою популярность, поставив на место маленького японского каратиста, не беспокоясь о его жизни. Хотя и мои намерения касались денег и желания увеличить славу каратэ, я более всего был вдохновлен гордостью и преданностью древнему воинскому искусству. Я был уверен в мощи каратэ и верил в свое мастерство. Тогда я работал с профессиональным менеджером, покровителем и чувствовал, что должен победить ради него. К несчастью, вначале я принимал участие в показательной борьбе с Великим Теге, но когда отказался играть роль слабака и всегда проигрывать встречи, я прекратил эту работу и стал искать противников для схватки один на один. В те дни это было очень необычным. Великий Теге пригласил меня и Кекичи Ендо в Соединенные Штаты как представителей школ дзю-до и каратэ. Будучи озабочен коммерческой стороной этого дела, чего я не поддерживал, Великий Теге был, тем не менее, настоящим патриотом и, уважая мой идеализм, относился ко мне очень хорошо. С моим критическим отношением к нему, я бы не жаловался, если бы он позволил мне умереть с голоду.

Я должен был выиграть матч с боксерами-профессионалами, но ряд обстоятельств омрачал мою обычно живую, полную энтузиазма тренировку. Во-первых, я был в другой стране, где должен был заботиться о денежных делах, таких непривычных для меня. Во-вторых, я должен был сразиться с противниками, обладающими огромной силой. За день до начала матча я терзался между приступами страха и искренними молитвами. Мое состояние не улучшилось от эмоционального воздействия красивой женщины. Многие вещи могут приносить большую радость и оживление в жизни, но в то время, когда полная чистота разума и преданности задаче были жизненно важны, это было отвлекающим. Я находился, возможно, перед лицом смерти и у меня не было времени на романы.

Время от времени каждый сталкивается со страхом смерти. Страшно знать, что смерть является чьим-то концом осознания мира. Религии и философии всех видов призваны помочь человеку побороть этот страх, некоторые религии настаивают на том, что человек должен так жить, чтобы заслужить счастливую участь в другом мире. Некоторые философы, подобно направлению Дзен, говорят, что мы должны стараться достигнуть в этом мире осознания жизни и смерти. Любой подход может быть значимым для человека, который старательно следует избранному пути. Однако, по-моему, лучшим и наиболее значительным путем смотреть в лицо жизни и смерти — это иметь цель, лелеять эту цель и жить каждый день так, чтобы выполнять ее искренне на возможно широком социаль<